Мне одному кажется, что маньяк коньки отбросил? Алё, братан, ты где?
Обыватель

Ищу жертву, возраст от 18, обращаться в любой темный переулок.
Маньяк

Стоимость одной смс - 10 монет
Отправка в этой теме

Lexington

Объявление


Midnight

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Lexington » Партнеры » Manhattan


Manhattan

Сообщений 31 страница 33 из 33

31


http://se.uploads.ru/ushDl.png

http://sa.uploads.ru/HFtWa.png
Фарс. Нелепый фарс. Какая-то человеческая комедия с непревзойденным черным юмором и полнейшей невозможностью «соскочить», если уж повезло оказаться «запертым» в этой комнате, в этом доме и именно в этих декорациях. Кевин не мог воспринимать происходящее никак иначе.
Сначала прощание с дедом, которого он не только не знал, но и ненавидел. За смерть которого себя уже частично всё-таки винил и делом которого совершенно не планировал заниматься. У Кевина другая мечта – он хотел стать ветеринаром. Всегда, сколько себя помнил, хотел только этого и ничего другого. А теперь…
Джеффри Уайт. ФренкГибсон. Бенджамин Смит и еще больше дюжины незнакомых имен и фамилий. Кто все эти люди? Какое отношение имели к его деду? Кевин рассеянно следовал блуждающим взглядом за указаниями Рика, и голос Адамса оставался едва ли не единственным звуком, который Кев воспринимал на всем этом безумном фоне событий, происходящих здесь и сейчас и не приносящих ему никакой радости. Одни сомнения. По-настоящему мучительные сомнения и какие-то странные размышления на темы, которые совсем не должны были бы Кевина интересовать.
Для чего Рэйнзу нужен был Совет Директоров? ведь он был владельцем Банка, и в его железных руках был и оставался контрольный пакет акций, перекрывающий голоса любого из этих людей – всех вместе или по отдельности. Пятьдесят один процент. Пятьдесят один. И Ретт не нашел ничего лучше, как отдать его мальчишке?
От картинок всего сегодняшнего дня крУгом пошла голова.

читать продолжение: «Чикагская рулетка»

Салют, ребенок. Хотя, ты вряд ли, конечно, обрадуешься, такому обращению. Тем не менее, для меня ты был и пока что остаешься ребенком в каком-то смысле. Так вот, ладно-ладно, Кевин, поздравляю! Ты умничка, как всегда, и я очень рад, что ты вернул меня на этот форум. А Рик счастлив, что у него есть такой подопечный, даже при том, что этот самый подопечный большую часть времени пребывает в амплуа ежика.
Продолжай в том же духе! Играть, творить и радовать нас своими постами. Пусть тебя не покидает вдохновение, а Кевин, наконец-то, разберется со всеми своими демонами и выйдет в спокойные воды. Ну, в этом ему очень постарается помочь Рик. Спасибо, что ты у нас есть! :)
   
(с) Рик

https://66.media.tumblr.com/4503d7e6cfca3cf942d150e14e1d4500/tumblr_octdw9l2iT1us77qko1_1280.png

http://s0.uploads.ru/OlxUq.png
Бенджамин

http://s1.uploads.ru/lQs4D.png
Мария

http://sf.uploads.ru/DpkdT.png
Кит

http://sd.uploads.ru/WqjJZ.png
Син

http://s1.uploads.ru/hadBN.png
Рик

http://se.uploads.ru/hSEKp.png
Дмитрий

http://se.uploads.ru/bzNsL.png

Сила убеждения – великая вещь. С ее помощью творятся великие дела во славу Горгорода – все, что нужно, это убедить себя в том, что это прекрасное место для жизни. Можно убедить себя, что проблемы наркомании не существует, а если она и есть – это уж точно не Мэр виноват в том, что гор распространяется по городу, словно бубонная чума, словно по воздуху. Можно убедить себя в том, что люди не пропадают, а сосед, молодой и смешливый лопоухий паренек с брекетами на зубах, просто уехал куда-то в поисках лучшей доли, а не закончил свою жизнь под горой и не стал подкормкой для многочисленных сорняков. Во всем на свете можно себя убедить, если достаточно хорошо пытаться. В Горгороде же живут очень способные люди.
  Однако вернемся в комнату, которую мы покинули в преддверии небольшого ликбеза по Горгороду.
  Здесь по-прежнему темно и тихо. Только если прислушаться, можно расслышать сонное дыхание, а если долго вглядываться во тьму, ожидая, пока привыкнут глаза, то станут заметны очертания кровати и письменного стола: обстановка комнаты скудна и тривиальна, глазу не за что зацепиться. Если только за две фигуры на постели, на смятых простынях. Одеяла не видно, но здесь достаточно тепло, чтобы люди, лежащие в постели, не замерзли.

«Горгород» Алиссия

- Да хватит нам уже на дороге топтаться, - засуетилась Светлана Васильевна и побежала запирать калитку. – Отец, проводи гостей в дом. Сынок, я вам на первом этаже постелила, а Георгий Александрович с Ниночкой на мансарде лягут.
При слове «мансарда» Нина споткнулась и вспыхнула до кончиков ушей,  украдкой посмотрев на мужа, но тот не оглянулся, и ей пришлось бежать за ним, чтобы не отстать.
Через полчаса хозяева и гости собрались на летней веранде за накрытым столом. Ели окрошку с мясом и несладким квасом, приготовленным по бабушкиному рецепту, а после обеда молодёжь разбрелась по участку. Карась повёл Лизу в малинник, пока Егор вместе с Сергеем Афанасьевичем готовили площадку под мангал. Нина обнаружила густо обсыпанный ягодами куст красной смородины и, недолго думая, уселась прямо на траву, ощипывая гроздья  с веток.
Когда стемнело, разожгли костер. Женщины сидели в сторонке и разговаривали, глядя, как мужчины насаживают куски замаринованного мяса на шампур, чередуя их с овощами, и раскладывают над горячими углями. Хозяин самолично разлил водку по стаканам и вручил один Лизавете. Все, кроме Нины, выпили и жадно набросились на ароматную, истекающую соком свинину.

«Вдруг, как в сказке, скрипнула дверь...» Георгий

Секунды прозрения сменились сильнейшей головной болью. Она парализовала, не давая открыть глаз и пошевелиться. Из ее тела как будто вырвали все кости. Тряпичной куклой Мария привалилась на плече мужчины. Чувствовала бережные прикосновения. Монстр с осторожностью поднял ее на руки и понес в постель. Хотелось кричать от адского треска в висках, но ирландка не способна даже на шепот. Боль заменилась собой подкатывающий приступ паники. От нее не было спасения в забвении. Глаза щипало. Тело ныло, будто ее пинали ногами, но увиденное стоило мучений. Дальше бежать от правды невозможно. Ее зверь становился человеком. Он научился сострадать, заботиться, оберегать. Он больше не ставил свои потребности выше блага других. Мария прочла в его взгляде то, от чего пыталась заслонить сердце. Она боялась поверить в перемены. Боялась очередного предательства. Проще и безопаснее хранить в памяти образ кровожадной необузданной твари. Его прежние «заслуги» удерживали от новых ошибок. С недавних пор метод перестал срабатывать. Время сглаживало острые углы. Они сближались. Как теперь вычеркнуть из памяти полня ебли и страха глаза? Как не думать о случившемся на поляне и в душе? Похоть не взяла верх над человечностью. Бенджамин не воспользовался ее страхами. Старался сохранить осколки ее души. Сжимал их в ладони, пересиливая зов плоти. 
«L'ete indien» Мария

Загнанный в бетонную коробку Корпорации и непроницаемую - собственных страхов, на сцене, отбросив все тревоги и сомнения, мужчина преображался едва ли не до образа религиозного фанатика начала двадцатого века, не стесняясь высмеивать ни их общего наивного взгляда на науку, ни бесполезного протирания брюк некоторыми из докладчиков, прозвучавших ранее. Не называя имен, но подразумевая, и от того производя куда более глубокий резонанс, чем вызвали бы даже представленные за его спиной на широком экране видео, чуть более, чем полностью отличавшиеся от традиционно выводимых лекторами, поскольку не только имел доступ практически ко всему материалу, куда могли дотянуться длинные костлявые лапы Корпорации, но и считал необходимым раскрыть глаза и другим. Целью его выступления не было ни хвастовство своими достижениями, поскольку за это говорили его публикуемые открытия куда лучше него самого, ни унижение соперников на благодатном поприще их возлюбленной науки, ибо некоторым из них, зачитавшим довольно перспективные речи, он принес свою личную признательность и человечества от своего имени; он пытался обратить внимание своих коллег на вещи, действительно важные для изучения, горизонты, к которым жизненно-необходимо было стремиться, о чем говорили и резкость его фраз, и глубокое знание болезненного вопроса, на который, как следствие, вечно закрывало глаза научное сообщество.
«Нельзя подать в суд за то, что тебя наняли на работу» Михаэль

Вместо смеха из груди вырывается кашель.
Я держу ампулу в руке, один взгляд на эту прозрачную жидкость внутри крохотного сосуда наполняет мои легкие теплом – им полезно наполниться еще хоть чем-нибудь, кроме закипающей крови. Помню, сколько раз смотрела сцены из фильмов ужасов – да, противно, да, мерзко, но представить боль, которую испытывали жертвы маньяков, когда те расчленяли бедолаг заживо? Теперь я представляю. Теперь я думаю, что сквозь меня тянется колючая проволока, острия которой вонзаются в мои внутренности каждый раз, когда я шевелюсь.
Вытащить шприц – дело простое. А вот со жгутом я уже справиться не могу, моих сил просто недостаточно, чтобы затянуть узел, господи, почему именно сейчас так тяжело, когда разрядка так близко?
Слезы сползают по щекам и собираются у подбородка, еще никогда чувство собственного бессилия не било по нервам. Я готова разрыдаться, но даже этого сделать не могу. Ничего не могу.
- Мишель, - не то со слабым смехом, не то с тяжелым шепотом, - помоги мне.
Это не тамбурин меня извел, нет.

«Mortido» Самин

Вскоре девочка вернулась назад, устроив для молодых людей своеобразный показ мод. Костюм, и, в самом деле был, очень хорош, Сэм одобрительно улыбнулся наблюдая за тем, как Эрика пытается поразить своего брата.  И надо сказать, кажется, у нее это получалось: наш упрямец, буквально размяк глядя на дефиле своей сестрицы. Малышка стала увлеченно делиться своими соображениями, по поводу того, чего же не хватает её образу, как вдруг, из-за всех сил зарыдала. Ни Тайрон, ни Сэм не были готовы к такому повороту. Элмерз, на мгновение, проникся к ней неподдельным сочувствием. То, как отреагировал Кларк описать словами было гораздо сложнее: наблюдая за истерикой сестренки, он был абсолютно беспомощен перед её детскими слезами. Эрика продолжала плакать, цепляясь в него своими худенькими ручонками - Кларк под таким напором, удалился в свою комнату. Стоило старшему брату уйти, и, девчонка мигом взяла в себя в руки, едва заметно ухмыльнувшись своему партнеру по преступлению. Сэм не проронил не слова, опасаясь, что Тай его услышит. Эрика последовала его примеру, словно готовясь к игре в следующем акте.
   Тайрон вернулся к ним очень скоро, держа в руках какую-то коробочку. Элмерз не имел привычки рыскать в вещах своего новоиспеченного парня, по этому, ничего не знал о её существовании. 

«Сладость или гадость» Сэмюел

http://se.uploads.ru/xKjQ9.png

Все ушли, остались двое...

Лучшая игра недели

Тогда, в далеком две тысячи седьмом еще никто не орал на каждом "углу" интернета нечто в духе "верните мне мой две тысячи седьмой", тогда это был год как год. Димке только недавно исполнилось двадцать четыре и жизнь казалось такой шикарной фигней, что и словами не описать.
  Теплое местечко в небольшом тату-салоне, где он мог ставить эксперименты на людях, амбиции, которые толкали его вперед вполне себе умеренно и не подначивали стать лучшим или самым известным. Диме всегда хватало того, что у него была возможность самовыражаться и творить то, что требует душенька, так что он мог назвать себя вполне себе счастливым парнем, к которому судьба повернулась лицом, а не жопой. Последнее, к слову, немаловажная херня, потому как Гумилев, после всей этой истории с переездом в США, считает себя любимчиком у этой коварной старушки, которая так и норовит решить будущее любого живого существа броском каких-то замысловатых костей, которые не просто цифрами украшены, но и символами, а то и вовсе, норовят встать на ребро, оставляя то самое будущее таким туманным, на сколько это только возможно.
  Вот и тогда Дима в очередной раз просто вытворил какую-то херню, которую требовала его широкая русская душенька - с такой душенькой некоторые в двери не проходят, а Димка умудряется в любые щели пролезать. Хотя, если не так, то как же обрести уверенность и в чужой стране, чужом мире и, по сути, в жизни, которая только начинала принадлежать ему. Родители со своей гипер опекой, конечно же, хотели ребенку только лучшего, но тот не поддавался на эти инсинуации и продолжал желать быть художником, творцом, человеком широкой мысли. Потому, поступление в художественный колледж и дальнейшее увлечение всей этой дрянь было для Димы шагом в жизнь, где он будет сам себе хозяин. 

Дмитрий

Да вообще две тысячи седьмой был годом не плохим и, пожалуй, после у Медеи не единожды возникало желание вернуться в те беззаботные лета, в то время, когда она, как оказалось, была еще не настолько забита жизнью, проблемами и людским блядством, вполне могла позволить себе мечтать о чем то большем и чувство разочарования преследовало ее не еженощно. Ее тело не было исписано шрамами, душа была более открытой и доверчивой, улыбка отражала искренность чувств вместо жесткой усмешки и пачки сигарет хватало дня на три… хотя последнее было в угоду экономии скудного бюджета, которым располагала студентка Колумбийского Университета, и без того жившая под гнетом кредита на учебу, который выплачивать будет не с чего, если по пинку судьбы она таки нарвется на гнев ректората, а ведь кофе покупать тоже на что-то нужно было? А выпить? А туфельки? Не говоря уже о том, что жизнь на Манхэттене, даже в той дыре, где они с отцом делили квартиру, была удовольствием не дешевым, и пусть мать, вестей от которой не было уже последние пару месяцев, переводила на счет дочери небольшие суммы, те уходили ровно на то, чтобы закрыть ее половину платежа за коммуналку. Да, пожалуй, бюджетный вопрос – был именно той острой точкой, из-за которой желание вновь пожить на зарплату барменши, несколько пыл охлаждало. А в остальном было хорошо…
Хорошо было даже тогда, когда однажды, просыпаясь, или, если передать истинные ощущения того утра, восстав из мертвых, Медея обнаружила себя не просто среди насмерть убитых алкоголем однокурсников, удачно закрывших очередную волну экзаменов и тем самым получивших пропуск в следующий год, а еще и кое-как перемотанной бинтом вдоль всего тела, причем намотано было столько, что мумии в гробницах почувствовали себя обнаженными развратницами.

Медея

Archangel and Queen

Мессия. Спаситель галактики. Последняя надежда этого мира. Как только не называли этого заносчивого человека, который, однако, положил всю свою жизнь на борьбу с вторжением искусственного интеллекта, взявшим на себя ответственность решать, какому циклу жить, а какому – умереть, чтобы дать возможность другим расам развиваться. Теперь же пришла очередь коммандера принимать подобное решение. Не иронично ли? Почему жизнь всего сущего зависит от стойкости лишь одного человека, чье мировоззрение далеко не всегда совпадает с мнением окружающих? Вне всяких сомнений, он был особенным, но давало ли это ему право решать за всех? Вопрос до безумия спорный. Но каждый, кто наблюдал за сражением со стороны, не мог подавить надежду на то, что Шепард сможет выиграть у смерти еще хотя бы один день. Один день, чтобы попрощаться с родными, оплакать погибших и проститься со всем, что они могли иметь, но чего лишились. Может, мне повезло, что я потеряла все еще до того, как разразился этот ад. Я прожила долгую и яркую жизнь, не о чем было жалеть, некого было прощать и не с кем прощаться. Лизелль, Мордин, Найрин… Они и еще многие оставили этот мир раньше и тем лучше, если ему суждено сгореть.
Рыдания и слезы, тягостное ощущение отчаяния, что перемешалось со сладковато-соленым запахом крови прибывающих в больницу солдат, не выстоявших на обороне Цитадели. Все это было бесполезно. Если бы армия могла что-то решить, то этой войны не было бы вовсе. Именно поэтому я была здесь, в относительной безопасности, морщась от запаха формалина и спирта, отворачиваясь от криков боли и страха. Главную борьбу ведут не они, они лишь пешки, пушечное мясо. Другое дело Шепард. Не ошибись, парень. Я поставила на тебя. А я не привыкла проигрывать.
Катерина

Магия космоса всегда манила разумных существ. Тайны, которые он скрывал привлекали как ученых, так и искателей приключений. Не существует такой расы, которая не мечтала бы вырваться за пределы атмосферы родной планеты и оказаться выше неба, там, где кругом невесомость и вечная темнота. И каждая раса, на каком бы пути технологического развития она не была стремилась к этому. Вслед за первым полетом появлялись мечты о том, чтобы побывать на других планетах, найти среди них те, которые были бы пригодны для жизни. Основать новые колонии, расширить сферы своего влияния. Завоевание было в крови у всех разумных существ, и какая бы огромная территория, не принадлежала им, всегда было мало. Будь то земляне, для которых маленькая голубая планета, стала слишком тесной, азари или турианцы. Все прошли тот путь, от первого полета, до путешествий на сотни световых лет. Технологии прошлого, неизведанные, но столь соблазнительные, пробуждали в ученых научный интерес. Желание изучить их и открыть тайны, которые скрыты. И это давало свои плоды, пока одни просто наслаждали космосом, другие искали способ отправиться туда, где еще не ступало нога ни одного живого существа.
Гаррус Вакариан не застал времен, когда турианцы совершали свои первые полеты, он родился намного позже. Но по долгу службы и личного интереса, турианец очень любил читать о событиях прошлого. То, что сделала его народ, таким каким он существует сейчас. Гаррус знал имена первых представителей его расы, кто рискнул отправиться в космос, тех кто начал осваивать глубины этой необъятной вселенной, первые поселения, основанные на других планетах. Конфликты, которые происходили с другими расами и жестокое подавления любого инакомыслия, которое шло в разрез с волей Иерархии.
Леонардо

That took so long to finish

А звезды забавные…
Единственная здравая мысль в моем полубессознательном состоянии, пока парочка янки с удовольствием пинает меня по ребрам, но я был настолько пьян, настолько очарован яркими огнями, позже я пойму, что ошибочно принимаю за звезды чьи-то веселые огоньки на окне, что весело мне подмигивают, что даже не пытаюсь сопротивляться. Отмотав назад, я стараюсь вспомнить, как до этого дошло.
Утром я приехал в Нью-Йорк в надежде обосноваться здесь надолго: найти работу, может, построить карьеру и пойти в честный и чистый бизнес, особенно после той истории в Чикаго, заняться своей жизнью, раз мать настояла на том, чтобы перебраться ближе к родственникам, словно негласно давала свое согласие на то, что пора уже перестать заботиться о ней. Для меня, что ставил во главе всего семью, подобное казалось невозможным, ведь Мила заботилась обо мне восемнадцать лет, неужели я не могу позаботиться о ней? Сильная привязанность после смерти отца сыграла со мной злую шутку, отчего превратилась в тихое помешательство. Это понимал я, это понимала мать, но никто не решался сделать верный шаг в сторону, чтобы разойтись и дать каждому жить своей жизнью: взрослой женщине вспомнить что такое настоящая жизнь, возможно найти кого-то, а молодому парню просто пойти своей дорогой, наполненной ошибками, счастливыми моментами и грустными тоже. Ирландцы верят в судьбу, в том, что все, что происходит с нами предначертано и предопределено и чтобы ты не делал, как бы не сопротивлялся, все равно все будет так, как решит неведомая госпожа Судьба. Она отнимает близких, она же дарит любовь, она указывает путь прямой или извилистый, лёгкий или с препятствии, наполняет жизнь неким смыслом или лишает его безвозвратно.
Винсент

Скажу прямо: тягать высоченного мужика ночью — занятие, которое выматывает. И ещё как. Особенно такую коротышку как я.
Сползая от усталости по стене на пол, я задаюсь вопросом. Зачем мне это нужно? Но вместо того, чтобы спросить об этом сидящего напротив мужчину, называю ему своё имя, в ответ услышав хрипящее «Винсент». Но правда, зачем? К чему надрываться, подставляться, рисковать имуществом и жизнью если человек в помощи не нуждается — оценивающе осматриваю пьяного бедолагу, прижимающего к лицу холодное полотенце — ладно, помощь ему действительно нужна. Это понятно даже мне, человеку далёкому от медицины, да вот только он от неё отказался. Там, на улице, незнакомец ясно дал понять, что отлично справится и без врачей, и, уж тем более, без меня. А я всё-равно настояла, притащила его в квартиру матери и вымоталась при этом так, что ноги дрожат. Зачем?
Благодарности ради? О которой, кстати, мой гость хотя бы не забыл, несмотря даже на очевидные проблемы с восприятием происходящего вокруг. По коротким вымученным предложениям складывается впечатление, что каждое произнесенное мужчиной слово оставляет рану на его сознании, а потому говорит он исключительно мало, по существу, не желая причинять себе лишней боли.
Будь Рокс рядом, она бы попыталась ответить на неозвученный мною вопрос, сказав ставшее уже вечным: «Яблочко от яблони недалеко падает», - и пусть любое сравнение с матерью оставляет меня в смешанных чувствах (быть может я даже когда-нибудь признаюсь почему), случай с Винсентом — ровно то, от чего не смогла бы отговорить себя ни одна женщина, нареченная при рождении Диккенс.
Мой ночной гость неоднозначно просит избавить его тело от плена куртки, продолжая ограничиваться минимумом слов в своей речи. 
Уиллоу

not for us

Дулас Бут постоянно что-то говорил и громко смеялся всю дорогу, которая началась еще в Лондоне. Филипп, закрыв глаза солнечными очками, отвернулся к морю и старался игнорировать это глупца за шумом моря и мотора, все же они были приятнее, чем этот нескончаемый треп мужчины. Да, все считали Ломбарда и Бута друзьями, более того именно этот парень и был причиной знакомства Филиппа и его жены Веры, хватило одного приглашения на ужин, чтобы будущая прочная семейная ячейка общества уже не расставалась никогда. Ломбард любил свою жену, свою неуклюжую, глуповатую, до отвратительного красивую и разгульную жену. У Веры был истинный талант издеваться над мужем, сводить его с ума и доводить, она повторяла одни и те же ошибки снова и снова, совершенно не учась на них. Вот и сейчас она слишком громко смеялась над шутками своего «друга» детства, который фривольно клал руку на ее колени и заискивающе смотрел в глаза чужой жены, та же не слишком расторопно убирала чужую ладонь. А потом она будет врать в лицо Ломабарду и говорить, что ничего между ней и Дугласом нет. Филипп натужно улыбался Буту и крепче сжимал плечо Веры. Его пальцы с каждой полуулыбкой жены сжимались все сильнее, впиваясь в кожу и оставляя на ней неприятные следы. Жаль. У Веры вряд ли получится надеть в этот вечер то черное с золотым платье, которое ему так нравится. Она сама виновата.
Едва лодка причалила, как мужчина первым ступил на причал и тут же подал руку своей супруге. Никто и никогда не смог бы обвинить его во невнимательности, Филлипп любил Веру и старался ее оберегать от всего, даже если это означало спасать от самой себя. Сняв очки, мужчина огляделся и слегка сморщился. Унылый ирландский пейзаж скалы и море, всюду море. 
Кит

- Филипп, пожалуйста... - женщина не успела договорить и пришла в себя, обнаружив, что горизонт вдруг стал вертикальным. Все длилось всего мгновение, но Вере показалось, что прошла вечность. Ее просьба была лишь автоматической реакцией сознания, ведь она прекрасно знала, что это не поможет. И если в первые разы она рьяно защищалась, пробуждая в муже животное, то теперь начала получать от этого мазахистическое удовольствие. Бог накажет ее за это.
Когда Вера выходила замуж за Филиппа Ломбарда, она не любила его. Он был красив и дьявольски обаятелен. А еще он очень хотел на ней жениться, буквально возвел ее на пьедестал и поклонялся ей, как божеству. Такое отношение подкупит любую барышню, что уж говорить про девушку, выросшую на острове и мечтающую как можно скорее покинуть его пределы и поселиться на большой земле. Вера ненавидит воду, ее тошнит от запаха морской соли, а слово "лодка" вызывает головокружение. Филипп был ее билетом в лучшую жизнь, а она была из тех, кто не упускает дарованных судьбой или Богом возможностей.
Мужчина прижимает ее к себе, и Ломбард чувствует тепло, разливающееся внизу живота. Когда Вера выходила замуж за Филиппа Ломбарда, она не любила его. Но сейчас она готова была поклясться, что Бог не забыл ее и послал ей человека, способного искупить все ее грехи. Ни единой слезинки, ни единого следа от произошедшего. Щеку саднило, но через полчаса пропадет даже красный след, и никто ничего не узнает. Следы на предплечье - это только начало. Филипп ужасен в своей ревности, но, наверно, именно за это Вера и полюбила его. Он страшный человек, настоящее чудовище, и неизвестно, было ли бы лучше, если бы он это скрывал.
Вера поцеловала своего мужчину, выдохнув в его губы: "Я люблю тебя".
Элвис

Самый страшный монстр - это человек...

«Разве я не говорил тебе, больше не показываться мне на глаза, Рен?»
И он ведь едва не задал этот вопрос вслух, если бы на его плечо не опустилась ладонь его женщины, удерживая об необдуманного шага. Хант даже не стал одергивать Джека.
«Как же ты печешься от об этом мальчишке. Надо же… И когда успели сдружиться».
Усмехнулся, кинув презрительный взгляд на Рена, и чуть выгнул бровь, когда тот продемонстрировал уже ставший привычным оскал. Только вот сам, вместо того, чтобы как следует вмазать пацану за столь непочтительное отношение, чуть улыбнулся и опустил винтовку. Не стоит забывать – они не солдаты и не бандиты. Они такие же жертвы, которые ищут приют. Только справиться с желанием послать к черту совершенно ненужных ему людей удалось далеко не сразу.
- Рен, уймись.
Довольно тихо и спокойно шикнул на пацана, когда тот начал вырываться из рук удерживающего его мужчины, и как можно дружелюбнее улыбнулся длинноволосому, опуская винтовку.
- Прошу нас простить за не слишком теплый прием. Сейчас опасности стоит ждать из-за каждого куста, сами понимаете, приходится перестраховываться.
Невнимательность и неосторожность, действительно могла выйти боком. И хорошо, если она не приведет к смерти. Расслабляться, тем не менее не стал. Хотя и не делал больше попыток пристрелить незваных визитеров, был готов вернуться к первоначальной цели в любой момент.
- Располагайтесь. – указав рукой на догорающий костер, Хант отошел в сторону, пропуская «новеньких». – Сожалею, мы не сможем угостить вас ужином, но Джек – врач.
Рик

Казалось, эти тварям нет конца и края. Они отбивались, как могли. Выстрелы и крики своих, и писк и визг крыс раздавались со всех сторон. В общей суматохе Рен даже не понял, как так получилось, что эти твари умудрились их разделить. Лишь в какой-то момент повернулся, оглядываясь, но заметил лишь морду вновь кинувшейся на него крысы. А спустя секунду стало и вовсе не до этого. Земля задрожала, словно он снова был дома и переживал привычное для них землетрясение. Но это землетрясение напугало крыс. Где-то рядом с правом плечом наружу вырвался столб пара, Рен едва успел откатиться в сторону, явно действую на одних инстинктах. А в нос ударил запах тухлых яиц. А потом кто-то схватил его за шкирку и потащил за собой. Еще не успевший сориентироваться Рен, не сразу понял, что случилось. И лишь когда над ухом раздался мужской голос, тряхнул головой, скидывая оцепенение и приходя в себя.
- Нет! – рявкнул, от неожиданности даже не осознав тот факт, насколько яростно это получилось. – Нельзя. Там остались Вел и Люк. Мы не можем уйти! - отсутствие Роско и других сейчас не замечал – в последние минуты все внимание его было сосредоточено на девчонке и ее брате. – Не можем! – рванулся в очередной раз, выдираясь из хватки, и даже успел сделать несколько шагов обратно, как снова оказался в руках мужчины. – Мать твою, мы не можем там их бросить! Им надо помочь!
Дальнейшее парень помнил смутно. Вроде бы он все продолжал рваться назад, но совершенно безуспешно. Выкрикивал что-то про то, что они не могут так уйти, не забрав остальных. Совершенно не слушал, а точнее даже просто не слышал, что говорил ему Дитрих. Словно пребывал под водой, куда н долетаю звуки из надводного мира.
Рик

http://sd.uploads.ru/ZTfE5.png

https://78.media.tumblr.com/78b02e1ae41f6dff031dac005becd257/tumblr_p33y7e1DJW1s6xly4o1_250.jpg
Элис
посмотреть

https://78.media.tumblr.com/e1f99011a30691864e81527549a55b86/tumblr_p38m7n7krs1spd9kco2_250.png
Джонатан
посмотреть

https://78.media.tumblr.com/adcdcfa30180d5987ed5d86ab681d1d5/tumblr_p2vgqynK7N1qdqywso1_250.gif
Майкл
посмотреть

http://se.uploads.ru/zk6JO.png
Медея
посмотреть

http://funkyimg.com/i/2BB2B.jpg
Александра
посмотреть

http://funkyimg.com/i/2BwyQ.png
Летиция
посмотреть


0

32

http://se.uploads.ru/jWdp1.png

Я после шести не ем. 
ну ладно, сяду на диету с понедельника: две запеченных Филадельфии, сырные шарики...

http://sd.uploads.ru/djGaJ.png


«Трамп ... трам-пам-пам»
Когда в холодильнике не осталось оливье, когда на прилавках магазинов вновь появились банки с консервированных горошком, когда-то кто-то успел начать жизнь с чистого листа, а кто-то отложил это гиблое дело до китайского нового года, когда шампанское – это пузырьки лимонада, тогда появляюсь – я, фореве намбер ван в ваших бюллетенях. Помните, единственный – значит лучший.
Пока администрация форума подводит итоги года ушедшего, я буду работать на опережение. И подведу их самолично, вручив себе заслуженную награду главного индюка года. Все же помнят, что в ноябре отмечали День Благодарения? Но не все знают и были приглашены на почетный ужин в честь этого праздника (Боже, храни Америку) в святая-святых (нет, не к Каррере на квартиру) в Белый дом. Сейчас расскажу вам как это было. Значит, натянул я спортивки, кепку (ту самую, знаменитую, чтобы никто меня не признал, знаменитости же так делают), обул ботинки из крокодильей кожи и пошел самолично опрашивать прохожих на улицах, задавая им несколько каверзных вопросов.

Вероника:
1.Что лучше День Благодарения или Масленица?
Этот вопрос задан потому, что у меня муж русский? *смеется*  даже не знаю, несколько раз я пробовала эти как их… бли-ны. Русские - странные люди, они разводят муку до жидкого состояния с яйцом, а потом жарят это тесто и употребляют в пищу вместе с начинкой, которая может быть различной. Вкусно? Да! Правда, мы ели блины не на Масленицу,  Алексей просто как-то, раз их приготовил, пытался приобщить меня к русской кухне. Рассказывал еще, что этот праздник он вроде как очень важен для людей, они  веселятся на холоде, взбираются на столбы, пьют водку, тянут канат и сжигают соломенное чучело во славу весне.  У американцев все это как-то проще. Ну, знаете, ужин в кругу семьи, огромная индейка, запеченная в духовке. Все так уютно, этакий первый этап подготовки к новогоднему кошмару, когда придется сметать с полок в супермаркетах нужные и ненужные (а вдруг пригодится) продукты, думать о том, что подарить всем этим родственникам и как украсить фасад своего дома лучше, чем у соседей.  В силу своего характера  и того, что являюсь публичной персоной, выберу второе, но попрошу мужа приготовить и подать на стол блинов. Идеально.
2. Чем американский президент лучше британской королевы?
Разве что только в том, что с ним я здоровалась за руку, а королева для меня недосягаема, по крайне мере пока.  *разводит руками*.  Собственно оставим вопросы о политике за кадром.
3.Чем русский мужик лучше мужика в килте?
Зависит от погодных условий. Если это суровая русская зима, то мужик в юбке определенно проиграет в считаные секунды. Был мужик, а через секунду вроде, как и не мужик больше…
Ну и собственно вы видели и тех и других в деле? Видели, как русский машет топором и валит деревья? Я вот видела. И видела, как мужики в килте играют на волынке. И те и другие вроде как гордые, упрямые, любят дерзить и махать кулаками, но к мужикам, кто предпочитает носить клетчатые юбки без нижнего белья, я как-то не испытываю доверия.
4. Идеальный день Благодарения глазами Вероники?
Если за столом будут только близкие и любящие люди, кто будет улыбаться, благодарить и принимать благодарности без попытки лукавить или поиска выгоды. Возможно, что  мне удастся самой запечь индейку в брусничном соусе, а не заказывать ее в ресторане.
5. Кто станет следующим Президентом США?
Вопрос с подвохом? Я не знаю. В последнее время все прогнозы и предсказания как-то не совпадают с результатом. Не хочу забегать вперед и рыть для себя яму.
Маркус:
1. Кто-то стоит в очереди за айфонами, кто-то за кроссовками от Канье Уэста, а за чем отстоять очередь мог бы Маркус? За справкой для тех людей, которые стоят в очереди за десятыми айфонами и кроссовками от Канье Уэста. Стоит отметить, эта очередь будут пострашнее вышеупомянутых.
2. Представь, что ты близкий друг попросил тебя купить индюшку ко Дню Благодарения, и вот ты идешь в супермаркет, но в холодильнике осталась одна-единственная индюшка, а купить её -  аж трое желающих. Как поступишь?
Учитывая мое благородство и любовь к ближнему, конечно же я заберу ее себе и отнесу близкому другу (особенно, если этот друг о-о-о-очень близкий). Делать мне больше нечего, что ли — последнюю индюшку кому-то отдавать? Я в добавок еще и на*хуй пошлю, чтобы точно неповадно было.
3. Представь, что ты поймал золотую рыбку, и как принято, она предлагает тебе исполнить три желания, но только в День Благодарения. Что это будут за желания?
Первое — неисчерпаемое вдохновение, потому что с этим бывают частые проблемы.
Второе — двадцать пять часов в сутки, потому что именного этого двадцать пятого часа очень часто не хватает.
Третье — бесконечный фонтан хорошего алкоголя в своем баре: и себе приятно, и гостей можно удивить.
4. Чем американский президент лучше британской королевы?
У него есть член.
Хотя искренне не могу найти аргументы, в которых американский президент будет лучше кого-либо в принципе.   
5. Идеальный День Благодарения глазами Маркуса.
Проспать до обеда, без всяких телефонных звонков, вечером уделить немного времени сестре и вытерпеть ее праздничную стряпню, а потом с друзьями отправить кутить на всю ночь. И с утра б-л-а-г-о-д-а-р-и-т-ь Всевышнего за отсутствие жесткого похмелья. В принципе, последние два года это так только и работает.
Кит:
1.Представь, ко Дню Благодарения начальник подарил всем сотрудникам вашей фирмы билеты на футбольный матч, идти на который всем обязательно. И тут во время перерыва на тебя выхватывает камера, на твое лицо накладывают маску с индюшкой и в таком виде просят произнести тост в честь Дня Благодарения – каким он будет?
Истинный дар благодарности в том, что чем больше те отдаешь, тем больше ты есть в этом мире. В этот День Благодарения, я хочу сказать спасибо своим предкам, своей стране, своим близким за то, что они были и есть в моей жизни. С Днем Благодарения!
2. В «черную пятницу» ты и твой начальник купили одинаковые костюмы и пришли в них на работу. Твои действия?
Великие умы, мыслят одинаково. Да, и все и так знают, что я считаю Эрика тем, к кому нужно стремиться. Ничего страшного не произошло, так что и делать ничего особенного и не нужно.
3.Представь, что тебя выдвинули в кандидаты в президенты от Демократической партии, какие политических лозунга ты бы выдвинул?
Хлеба бедным, зрелищ богатым, равенства всем.
4.Чем американский президент лучше британской королевы?
У него больше реальной власти, он глава одного из сильнейших государств в мире.
5. Идеальный День Благодарения глазами Кита.
Рядом с Лисой, остальное уже не так важно.
Керри:
1. Представь, что за праздничным столом, посвященным Дню, тебя попросили прочитать молитвы, и как водиться для девушек, которые пропускают воскресные службы, ты не знаешь ни одной, но сказать что-то надо. Какой будет твоя молитва?
Благодарю тебя, Господи, за сей скромный обед: за виски в стакане, да за стейк на тарелке. Дай нам Бог сегодня не напиться и не оказаться завтра в соусе, как эта индейка. И спасибо, что я - не эта индейка. Аминь.
2. Близкий человек попросил тебя купить индюшку ко Дню Благодарения, а ты, как истинная леди, отложила это на потом, и вот он час «иск», ты в супермаркете бежишь к холодильнику за индюшкой, но тебя подрезает какой-то мудак, намереваясь оказаться первым. Твои действия?
Толкну его и начну орать, что он жестокий безбожник, который пожирает туши бедных несчастных животных. А пока он будет втыкать в то, что я сказала - убегу на кассу.
3. Чем мужчина в штатах лучше мужчины в килте?
Это, конечно, спорный вопрос, какой мужчина лучше. Ведь в штатах тоже есть представители мужского пола, которые носят юбки. И это не национальная традиция.
4. Чем американский президент лучше британской королевы?
А кто сказал, что он лучше? У Королевы хотя бы шляпки милые, а у Президента только рыжие волосы и такого же цвета лицо.
5. Идеальный День Благодарения глазами Кэрри.
Какой угодно, лишь бы не за столом с мамой. Она вспоминает молодость и начинает нашпиговывать наш с братом мозг историями из нашего детства, нравоучениями, советами «как надо жить» и «как не надо пить».

http://sh.uploads.ru/u7rAx.png


«Можешь поесть в комнате, только не урони»
Многие обсуждают скандальные видео в сети интернет, как например тех самых курсантов из того самого училища. В общем, волей не волей сегодня и женщины Манхэттена (сами того не зная, но когда ты - Президент, то ты можешь все) приняли участие в акции в поддержку мальчиков. Ниже под спойлером с возрастным ограничением кадры, как  наши прекрасные барышни, отражают главные ценности острова под провокационную песню. Интерпретация вольная, обещаю, что никого за это с форума не исключат. Эротично и желанно? О, да
Benny Benassi - Satisfaction

21+


http://s8.uploads.ru/B5r6D.png
http://s8.uploads.ru/Xuvxb.png
http://sf.uploads.ru/b20Sz.png
http://s8.uploads.ru/tMbFc.png
http://sh.uploads.ru/gVPzF.png
http://sg.uploads.ru/Nl0JV.png
http://s8.uploads.ru/0aLX6.png
http://s5.uploads.ru/6XtKa.png
http://s5.uploads.ru/Erg2i.png

http://s8.uploads.ru/pzq9K.png


«Мои руки в режиме "хэндс-фри", поэтому если я кого-то полапал, то это шалавливые пальчики сами»
Главное блюдо дня – лень. Оно прекрасно подходит для любого времени суток, желанно под любым соусом и специями. Раз уж после новогодних праздников и в преддверии весны принято скидывать несколько лишних килограммов, то предлагаю всем отказаться от лени. В качестве первого шага избавления от лени -  голосование Лучшие игры "Манхэттена".
Комментируем, читаем выбираем.
Не берите пример с меня, не ленитесь писать, читать, голосовать.
И не забывайте о чистке. Помните крест на Манхэттене - к беде.

http://s7.uploads.ru/F6Prk.png


«Budem»
Все же помнят, что уже пора покупать красную цветную бумагу и вырезать сердечки?
Так уж и быть на 14 февраля я надену подгузник (не надейся, Клинтон, я адекватен и не грози мне импичментом и поправками) и буду зачитывать на кухне ваши поздравления и признания друг другу. Уже сегодня все желающие могут закинуть послание любви мне в личные сообщения. При желании анонимность гарантирую.
Всем мира, добра, любви и хорошей музыки:

0

33


http://s4.uploads.ru/Pi2s5.png

http://s8.uploads.ru/dwUxt.png
Жизнь Паркера Джонса начала рушиться в тот момент, когда его в сорок семь лет отлучили от церкви. Убийство. Превышение мер самообороны, состояние аффекта, условный срок. И отлучение. Он плохо помнил, почему это произошло, всё было действительно как в тумане, в голове – ни единой мысли. Вот Паркер идёт домой по своему не самому благополучному кварталу, составляя в уме список дел, которые нужно сделать. Новая программа по работе с детьми из неполных семей и семей, у которых есть «проблемы»; протезирование правой ноги для мальчика из его прихода, которому ампутировали правую ногу – быстро развившийся рак едва не отнял у него жизнь; серия лекций в местном университете, где он расскажет об интересных местах в книге премудрости Соломона. Например: «Итак, хранитесь от бесполезного ропота и берегитесь от злоречия языка, ибо и тайное слово не пройдет даром, а клевещущие уста убивают душу». Да и в целом жизнь Паркера тогда была полна, била через край, ему некогда было отдыхать или печалиться. Он считал, что он абсолютно счастлив. По вечерам, когда он оставался один в своей крохотной квартирке, он вставал на колени около узкой жёсткой койки, и молился, прося успокоить его дух, чтобы он смог выспаться и приступить к своим обязанностям с привычным энтузиазмом. Отец Паркер мог бы назвать себя счастливым, хотя в его жизни была только церковь и Бог, но этого ему вполне хватало, чтобы чувствовать себя полностью удовлетворённым.
Но, видимо, Бог в этот раз был у кого-то другого, потому что следующее, что помнит Паркер, - он стоит, тяжело дыша, над молодым парнем со сломанной шеей. А подле бака с мусором жмётся тринадцатилетняя Лесли, у которой разорваны колготки и блузка, а под левым глазом наливается синяк. Она дрожит, в огромных голубых глазах застыл страх, но кого она больше боялась в тот момент? Тяжело дышащего Паркера, который сорвал с шеи воротничок, когда понял, что мальчишку он убил? Застывшего сломанной куклой насильника?
Лесли отпрянула от Паркера сначала, а потом прильнула к его груди и расплакалась, маленькая девочка, едва не ставшая жертвой насилия.

читать продолжение: «Everything that rises must converge»

теМой любимый Рокки!
Каждый раз я радуюсь возможности написать для тебя слова поздравления, хотя, если бы решение принимал я, это случалось бы гораздо, гораздо чаще (вот почему мне это никогда не доверят).
Знаешь, что удивляет меня больше всего? Лёгкость, с которой ты ныряешь во всякий новый образ, создавая удивительно ярких, необыкновенных, запоминающихся персонажей. Ты - настоящий мастер перевоплощения, это известно каждому на форуме. Я знаю ещё больше: мне знакомы твои идеи и задумки, так и не воплощённые (пока?), которые поражают своим разнообразием, необыкновенной фантазией, глубиной чувства, вложенного даже в самые незначительные детали.
Читать тебя всегда интересно. Каждый твой пост - маленький праздник, потому что я не могу быть уверен наверняка, куда ты уведёшь меня на этот раз. Ты выстраиваешь в своей голове волшебные замки и сплетения событий, заставляя меня ощущать себя Алисой, бродящей по таинственному Зазеркалью. Спасибо тебе за магию, которую ты творишь для нас двоих, позволяя и другим увидеть её частичку.
Спасибо за каждый пост,  за каждый сюжет и мысль, разделённую на двоих. Пускай их поток никогда не иссякнет, а наша с тобой игра продолжает всё так же вдохновлять, спустя ещё долгое время. Каждый твой пост - лучший, так или иначе, и каждый следующий - лучше предыдущего. Ты меняешься, растёшь и расцветаешь, спасибо тебе за честь наблюдать всё это.
С любовью, твой Рыжий.
   
(с) Энджел

https://66.media.tumblr.com/4503d7e6cfca3cf942d150e14e1d4500/tumblr_octdw9l2iT1us77qko1_1280.png

http://sf.uploads.ru/DpkdT.png
Кит

http://s8.uploads.ru/JE41V.png
Аллан

http://sf.uploads.ru/NMqRJ.png
Бонни

http://s1.uploads.ru/lQs4D.png
Мария

http://s0.uploads.ru/OlxUq.png
Бенджамин

http://s3.uploads.ru/imExp.png
Винсент

http://se.uploads.ru/bzNsL.png

Очень часто люди, которые не хотят внимания, оказываются в золото клетке на всеобщем обозрении. Это какая-то извращенная психология робких и нерешительных людей, их логика - они ищут тех, кто сильнее, кто может их защитить. Те же, обладая сильным характером, в свою очередь любят купаться во внимании, охотно получают и ищут его, тем самым создавая ситуацию, при которой робкий партнер оказывается под светом софитов. Очень часто я чувствовала себя в этой ситуации - не желая внимания я получала его из-за Моники, за которую цеплялась всю сознательную жизнь. Смелая, рыжеволосая Моника вела меня вперед, собирала вокруг нас людей и решала если не все, то многое, и я была довольна таким положением дел, даже если порой это все смущало и заставляло меня желать куда-то спрятаться. Но мысль оставить позади в таком случае Монику мне не нравилась: откровенно говоря, она меня пугала. Поэтому и признание подруги в том, что идти она все равно собиралась со мной, заставило заулыбаться и почувствовать тепло где-то в груди, которое никуда не делось и в шатре гадалки.
Пока Моника говорила, я украдкой рассматривала цветастые платки, перекинутые через ширму, на украшавшие металлический каркас, на котором все держалось, светлые огоньки.

«Begin The End» Венди

Медленный танец заводит ещё сильнее. Мы переступили все границы, оставив любые сомнения далеко позади. Хотя я не сомневалась ни минуты, даже когда стало страшно, я прекрасно понимала, чего хочу от этой встречи. Потому я здесь, плавно изгибаюсь, и как завороженная слежу за каждым её движением, за каждым мускулом на её лице. Остался только шаг.
И он остаётся за Бонни. Своенравная блондинка опрокидывает стакан с виски, а затем швыряет его в дальний угол комнаты, из которого до моего слуха доносится треск и дребезг. Агрессивное начало выливается в стремительный поцелуй, наши тела притягивает как магнитом, я готова утонуть в её страсти, в нашей страсти. Ноги становятся ватными, когда Сил разрывает связь наших губ и жарким дыханием обдаёт мою щёку, ухо, шею. Мне едва-едва удаётся подавить стон, рождённый глубоко в груди, и она, вновь прильнув к моим губам, продолжает поцелуй.
Жадное желание обладать заставляет нас двигаться. В этом споре британка явно сильнее, и мне приходится пятиться назад, покуда мои ноги не упираются в край стола, на котором до сих пор стоит нетронутый мной стакан с виски. У нашей страсти нет преград, по крайней мере таково мнение Бон, потому она с лёгкостью отправляет весь хлам со столешницы прямо на пол, освобождая тем самым место для меня.

«» Уиллоу

Проклятье или нет, но это было действительно правдой. Адам не стремился быть дотошным и приходить всегда и везде вовремя, просто ему везло, плюс он выходил из дома чуть раньше, с запасом, который обычно и улетал на всякие задержки. Сейчас он вообще вышел за почти два часа до назначенного времени, потому что не мог усидеть на месте, так жаждал ее увидеть.
«Три дня слишком большой срок, чтобы я даже не прикоснулся к ней. Я окончательно и бесповоротно рехнулся…»
Иса всегда выделялась из толпы своей бешеной энергетикой, невидимой человеческому глазу. Подобно ауре, она окружала ее, как теплый шарф, и быстро распространялась на других. А иначе как объяснить, что он подсел на нее как на наркотик? Он приготовил завтрак, чего не делал много лет. Посуда не в счет, это было главным правилом в доме Миллеров, что «тот, кто готовит, не моет тарелки». Он поддался чарам незнакомой женщины, казалось, обычное явление, и все выходные не вылезал из ее постели, даже не придумывая предлоги, а просто оставаясь на сломанном диване, пока на груди удобно устроилась незнакомка из бара. И тем более он купил по пути дурацкую розу с длинным стеблем и необычной синей окраской, под цвет глаз той, что ждала его. 

«make me feel like someone else» Адам

Глубоко-серое небо прочертила продольная полоса, разрезав редкие облака на осколки; самолет улетел по направлению в Монпелье, оставив позади себя хвост, который, подобно острию ножа, кромсал небесное полотно. Последние несколько дней шли дожди, а потому брусчатка блестела влагой, подставляя свою спину ботинкам прохожих – французов и приезжих, пестро говорящих на сотнях языков, покупающих свежий, ломкий багет, хохочущих и греющих пальцы о бумажные стаканчики с чаем или кофе. Пряный привкус табака осел на кончике моего языка, когда очередной окурок отправился прямиком в городскую урну: я любил много ходить пешком, если позволяла погода, а еще много курить в процессе, если позволяло здоровье; в последнее время я снова начал все меньше тревожиться о том, насколько хорошо мне или плохо. Избавившись от болезни, которая поглощала меня довольно продолжительное время, навевая тоскливые мысли о смерти, я вновь стал безучастен к своим внутренним ресурсам. Какой смысл в жизни, которой нельзя наслаждаться? Сейчас в ней были вино, сигареты, музыка и Клеман. Одно всегда прекрасно сочеталось с другим, от перестановки слагаемых сумма удовольствия не менялась. Мы затерялись в одном из типичных французских домов с узкими окнами и дощатым полом, который поскрипывал ночью, пугая воображение. Я снова занялся музыкой, вернулся к студийным записям, в душе мечтая вновь сколотить более-менее годную группу.
«Aimer d'amour» Марсель

Больше всего сейчас ей хотелось взять свой телефон в руку и набрать его номер, но она не могла, совершенно точно понимая, что другого пути, кроме как решиться на полный пересмотр их жизни быть не может. Оливия ещё не знала, как именно это сделает, но она уже была уверена в том, что это случится. Выезжая на проезжую часть, она снова бросила пленительный взгляд на свой самсунг, в надежде, что та могло что-то измениться. Опасаться за то, что он может оставить её и вовсе, решив вернутся обратно в семью ради благополучия своего сына сейчас было не такой уж и паранаидальной мыслью. Как всегда, она приехала в их квартиру раньше того, как на пороге объявился Дилан.
      Лив подошла к нему вплотную мягко касаясь ладонью его щеки и нежно целуя в губы, улыбаясь тому, что она наконец-то появился. Как просто делать вид, что все в порядке, когда на самом деле весь день прошел в сумасшедших раздумиях о том, что вообще сейчас происходит в их жизни. Возможно она просчиталась в своей игре и не была столь талантливой актрисой, потому, что уже в следующую минуту отступила, незаметно кусая свою нижнюю губу, тем самым подавляя желание выплеснуть свои эмоции наружу. Не хватало того, что отец все больше и чаще стал давить на неё со всей темой этого бизнеса, так теперь ещё и человек, которого она любила терялся прямо из её рук.

«There is always a chance.» Оливия

Но Михаэля же сцена преображала. Что служило тому причиной? Доза лекарств, что была выпита им накануне или же самоотверженная вера в свои идеи и стремление донести их до как можно большего числа людей? И как  наиболее эффективно это можно было сделать, если не с живой публикой, опаляя ту собственной одержимостью, убежденностью и ходом мысли. Пользуясь не отшлифованной цифровым изображением харизмой, интонациями, не съеденными качеством записи, далеко не самым лучшим, как было бы, будь съемка студийной, энергетикой, многократно усиливающейся от льющейся из зала отдачи. На стороне Штернберга был и эффект неожиданности и изголодавшиеся до зрелищ люди. Даже те, кто не был с ним согласен, все равно, стоило тому заговорить, мгновенно оживлялись и прислушивались, стремясь не упустить новый повод для последующих после пересудов, который еще долго будет обсуждаться и передаваться из уст в уста по неутихающему сарафанному радио.
«Да что позволяет себе этот немец?!»
«Кто это допустил!»
«А вы не в курсе, что именно он там себе позволил и почему его не должны были допустить?» 

«Нельзя подать в суд за то, что тебя наняли на работу» Мадделин

http://se.uploads.ru/xKjQ9.png

30.06.13

Лучшая игра недели

Последнее, что он успевает увидеть. перед тем, как падает самолет - Ада. Она стоит на крыше вагона метро и смотрит ровно ему в глаза. Это странно, та кассета. что он видел ранее в лабораториях под собором, агенту определенно нужно было получить ответы на свои вопросы. но это же Ада, которая сама по себе была вопросом и привычек на них отвечать не имела. А потом, становится просто не до того, потому что самолет, пропахав брюхом монорельсовые пути, падает посреди складов и им только каким-то чудом удается выбраться из него, выбив лобовое стекло. Позади все еще зомби. но их быстро сметает пожар, что расползается по всему судну, а так же по грузовым контейнерам, что щедро расставлены в округе.
- Добро пожаловать в Китай! - с львиной долей сарказма роняет агент и оборачивается на женщину, что идет следом. Она хромает. А он ее уже почти не винит в том, что случилось, почти что. Они проходят ровно шестьдесят три шага, плутая в лабиринте складов.
- Леон! - агент оборачивается быстрее, чем может подумать. Неужели, послышалось? Но нет, к ним действительно бежит Шерри. Но удивление на его лице становится еще сильнее, когда взгляд голубых глаз падает за ее спину, где...
- Джейк! - Кеннеди срывается с места под непонимающий взор обеих женщин. - Ты - жив.
Хотя это скорее должно быть очевидным. все охотились за треклятой кровью Вескера-старшего и в этот момент он готов убить его сам и снова. за все хорошее. что он сделал. За все плохое его найдет и погладит по головке - Крис. Рука агента ложится на шею парня и притягивает к себе. На них смотрят, вокруг пожар, но американец не может думать ни о чем другом. Он целует Джейка, одновременно с тем, как Шерри пытается спросить, что они тут делают. Но разговоры могут подождать. 

Аллан

Джейк в своей жизни видел много разного дерьма. Так сложилась его жизнь единственного сына больной матери в Богом забытой стране. Так сложилась его жизнь наемником. Он видел разрушающиеся от времени и отсутствия денег дома, детей, что играли не с новомодными игрушками, а с палками и камешками, он сам был таким. Он видел, как города рушились под ударами артиллерии, он видел, как умирали чужие дети, он сам убивал других людей. Но самым большим адом в его жизни стала эта гребанная комната три на четыре метра. Она была белой, абсолютно белой. Белые стены, белый потолок, белый пол, белая шторка, белое постельное белье. Черт, даже гребанный телевизор и тот был сволочь белым. Хреновы пижамные штаны, в которых он тут ходил и те были что б его белыми. После этого заточения парень знал точно, он больше никогда не сможет полюбить или воспринимать нормально этот цвет.
А еще он был один большую часть времени. Он сидел запертым в этой чертовой комнате и все время ждал, когда снова придут взять у него очередной анализ крови или вколоть какую-то новую дрянь. Доктора или кем они там были, не разговаривали с ним, они даже толком друг с другом не разговаривали, просто делали свое дело, снимали показания с каких-то приборов и растворялись где-то в глубине таких же белых коридоров, которые он мог видеть по дороге от лаборатории до своей комнаты. Единственным хоть каким-то пятном во всем этом буйстве белого были странные недозомби с автоматами в черных костюмах и непонятных масках вместо лиц. Они ходили туда-сюда, явно патрулируя периметр и Мюллеру в общем-то не оставалось больше ничего другого, кроме как следить за ними. Плана выбраться не было, но делать это точно нужно было как-то. Докторам он явно рано или поздно наскучил бы и тогда эти самые охранники пришли бы по его душу.

Кит

L'ete indien

Были времена, когда обычно «прости» могло исправить ситуацию к лучшему. Монстр обижал – она молчала и ждала ласковых слов. Надеялась, что Бен одумается и прижмет к груди нашептывая заветное «люблю». Тогда признания были редкостью. Тогда в них не ощущалось обреченной обыденности. Тогда она еще во что-то верила. В тайне мечтала, что зверь хоть изредка заменить боль нежностью. Будет считаться с ее потребностями. Увидит в ней женщину, а не игрушку. Станет беречь любовь девушки, как нечто ценное и незаменимое. Она жила в утопии. Знала, что хищное существо не может иначе. Не просит прощения… ничего не обещает. Пока жила ее любовь, Ри мирилась с отведенной ей ролью. Все в прошлом. От чувства остался осыпающийся остов и существовать, как раньше она не сможет.
- Нет. Я не знаю… - девушка качала головой. Прокручивая подслушанный монолог, она сильнее запутывалась все сильнее. В ней боролись вера и безверие. Желание быть нужной и страх нового сокрушительного предательства. – Твой голос… твои признания… Ты никогда прежде не был настолько открытым и… уязвимым… Я поверила… На миг… Вопреки всему, что между нами было… Я поверила каждому слову… но потом… - запинаясь и глотая слова, Мария пыталась объяснить, что чувствовала в тот момент. Эйфория не продлилась долго. Сквозь мерцающее облако ярких эмоций стали проглядывать черные пятна страха и обиды. Стало обидно и больно от того, что Бенджамин открылся малознакомой подружке по бегу, а ирландка по-прежнему оставалась недостойна прямых откровений. Если бы Ри не подслушала, то так бы и не знала насколько увяз монстр в чувствах и желаниях. – Потом ты сказал «извини», и я подумала, - говорить больше не оставалось сил.
Мария

Люди рождены, чтобы причинять боль. Любить. Прощать. Расставаться. Вновь сходиться. И так по кругу. По пятам всюду следует боль. Слабая. Сильная. Обжигающая. Они не верят и учатся доверять. Они оступаются и падают. У кого-то больше нет сил подняться. Кто-то изо всех сил карабкается дальше, лишь бы не остаться в этом дерьме и одиночестве навечно. Жизнь каждому воздает по заслугам. Бен не получил и доли того, что заслужил. Проводя дни и ночи рядом с Марией, это тоже была часть его муки. Она не прощала, не могла заново полюбить... чувствовать. Она больше не была его. Это было то, в чем так нуждался Бен. Мария вернулась к нему раздавленная и почти неживая. Он отогрел ее, накормил. Вернул физическую силу, но залатать израненную душу так и не сумел. У него не получалось... и он больше не знал, что еще сделать, чтобы больше не быть в ее глазах и мыслях только монстром. Это клеймо было выведено на теле и сердце. Едва девушке удавалось забыть об этом, старые раны напоминали о прошлом.
Он больше не хотел так. Не хотел быть для нее только чудовищем. Чем угодно, но не им. Вглядываясь в родные черты лица, Бен водил пальцами по румяным щекам, задевая приоткрытые уста. Ее губы шевелились. Зачем она это говорила? Разве боли по-прежнему было мало? Бен не затыкал уши и не отстранялся, хоть видит Бог, как трудно было удержать свой взгляд на ней, пока Мария в очередной раз пыталась ему сказать, что не может верить. Даже после того, что между ними было на поляне. Доверия не осталось...
- Я говорил тебе о том, что чувствую, но ты больше не верила... не слушала... не могла довериться мне, - он не искал для себя оправданий. Их не было. Но это опять причиняло боль. Выжигая сердце изнутри, яд растекался по венам. - Я понимаю... - неужели?
Бенджамин

Нина. Расплата за любовь.

Со вчерашнего вечера, когда муж вернулся домой и рассказал ей про Нину, Лиза Ивлева сходила с ума от страха. Она знала, что прямо сейчас её единственная настоящая подруга переживает, наверное, худшие мгновения своей жизни, и плакала от бессилия и невозможности помочь. Лиза не знала Егора Климова так хорошо, как её муж, но она провела немало времени рядом с этими людьми, чтобы понять: даже звери милосерднее их.
Дай бог, Нина переживёт эту ночь, а утром Лиза поедет к Климовым и попробует с ней увидеться. Она поделилась своими планами с мужем, а Димка вдруг разозлился и рявкнул, чтобы выкинула бредовые мысли из головы и никуда не совалась. Лиза притихла, не понимая, чем вызвана эта несвойственная ему вспышка ярости, но расспрашивать не рискнула. Девушка видела, что муж взвинчен и не стала продолжать тему. Вместо этого она села к нему на колени и обвила руками  шею.
Карась молча гладил жену по спине, с горечью думая о том, что, возможно, это в последний раз. Еще сегодня утром он был уверен, что они с Лизой замечательно проведут вечер вдвоём, но прошло всего несколько часов, и будущее утратило всякую определённость.
Однажды Егор его уже предупреждал, и вот очередной Нинкин фортель подставил Карася под пулю…
Мысль о том, что Климов может обвинить в случившемся её мужа, которому полагалось повсюду находиться с Ниной, обожгла задремавшую Лизавету, и сон как рукой сняло. Она сидела на неубранной кровати и прислушивалась к шорохам и шагам за дверью, стараясь унять отчаянно колотящееся сердце. Прежде ей не приходило в голову, что своим поступком подруга разрушила остатки доверия, которые еще сохранялись между нею и Егором. Но самое ужасное, что из-за этого может пострадать Димка, в чьи обязанности входило не только заботиться о безопасности Нины, но и отслеживать, где она бывает и с кем общается.
Георгий

« Я в тумане зажгу звезды, чтобы ты не заблудилась. Я руками вырву сорняки, чтобы ты не оцарапалась. Я сравняю горы, чтобы ты не споткнулась. Я верну тебе дыхание, чтобы ты жила…» В ушах, пока Нина была в насильственном сне, стараясь вырваться из тягучей пелены, постоянно звенел голос женщины. Певучий, обволакивающий свое теплотой, даря покой и умиротворение.
- Мама, мне так плохо. Из меня будто вырвали частичку, оставив пустоту вот тут, - Нина положила руку на низ живота, слегка поглаживая его пальцами. – Что там было?
- Милая моя, - лица девушки коснулись тонкие и холодные пальцы, - там была жизнь. Твоя. И ты должна вернуть ее.
- Значит, я умерла?
- Нет, доченька, тебе еще рано. Ты просто ждешь.
- А чего я жду? – Нина пыталась уловить образ дорогого ей человека, бежала и руками смахивала плотный туман, который мешал ей успеть, догнать и остановить ускользающую тень матери. – Подожди. Скажи, чего я жду, мама!
- Когда ты проснешься….
… - Нина, - Климова повернулась на голос, вздрагивая от яркого света, что резко ворвался в помещение. – Нина.
Она хотела пошевелиться, но навалившаяся на нее усталость придавливала к кровати как сто слонов, разом навалившихся на хрупкое тело лежавшей девушки. Кончиками пальцев Нина ощутила плотную ткань, на которой лежала, едва шевельнув пальцами ног, ощутила боль в низу живота, отчего тихо простонала.
- Ну как она? – раздался знакомый голос с низким тембром где-то рядом.
- Жива. Она слышит, но по реакции видно, что еще больно.
- Почему она не открывает глаза?
- Я не буду ее выводить из сна. Рано. Она все время произносит одно и тоже, как будто в нее вставили сломанную пластинку. Эмоции не отпускают даже на угнетенном лекарствами уровне. Сильная девочка.
Нина

don't yawn, cause this is Africa

Быть чьим-то героем ей приходилось и раньше, но никогда настолько не хотелось выпятить грудь, уперев руки в боки и замереть на мгновение, представляя, как воображаемый ветер колышет красный воображаемый плащ. Наверное, это нервное, потому что как иначе объяснить вырвавшийся смешок, Элис не знала:
- Я прям почувствовала себя Супервуман, – сквозь смех сообщила она, всё пытаясь прикрыть рот ладонью, и только размазывая по лицу грязь, вместо того, чтобы затыкать создавать препятствие выходящему звуку. Первые признаки зарождающейся истерики пришлись совсем не кстати, и не нравились самой Элис, но перестать хихикать оказалось сложнее, чем хотелось бы. За свою жизнь она успела повидать достаточно, чтобы считать себя довольно непробиваемой особой, но, видимо, всему бывает предел. Пришлось мысленно отходить себя по щекам, пригрозив, если не подействует, предложить красавчику сделать это уже с применением реальной физической силы. Для этого, правда, сначала пришлось бы слезть с крыши, но ей всё равно, так или иначе, пора оказаться внизу, пока хлипкая конструкция, скрипящая, трясущаяся и всё сильнее прогибающаяся под её весом после каждого нового приступа хохота, окончательно не провалилась, оставив Фишер без опоры. То ли открывающиеся перспективы заработать пощёчин и ещё парочку синяков на попе, оказались тому виной, то ли отрезвляющие слова Рипли, но смеяться Элис перестала так же резко, как начала. Пару раз икнула, вцепляясь в, вернувшуюся на своё место, лестницу, и задержала дыхание, перенося вес тела с крыши на перекладины-ступеньки. Она тоже считала, что рано им радоваться, конечно. Вкус первых мгновений маленькой победы уже рассеялся, снова сталкивая с неприглядной реальностью.
Элис

Последний пункт плана получался до ужаса коротким, причём уточнение вставлялось отнюдь не для красного словца. По ночным джунглям в дождь Куперу гулять ещё не приходилось, однако опыт подобного толка выглядел, как и все остальные из серии «в жизни надо попробовать всё»: минимум полезного и развивающего, максимум опасного и травматичного. На волне плавного движения по набравшемуся озерцу удачи Купер всерьёз планировал заделаться завзятым астрономом-путешественником, который без запинки определяет по звёздам собственное местоположение. Всё, чего сумел на данный момент добиться Рипли, так и не записавшись в кружок любителей использовать телескопы по прямому назначению, а не для наблюдения за соседями через дорогу, это определить Полярную звезду. В короткий промежуток затишья, когда небо на некоторое время расчистилось, а целый кортеж конголезских военных так и не добрался до своей базы, он успел заметить, с какой стороны светил небесный указатель. Возвращаться следовало в ту же самую сторону, если кортеж не закладывал поворот, который Рипли пропустил. В конце концов, приложили его от души, так что некоторую погрешность в собственные вычисления надо было бы заложить сразу. Дорогу спросить появлялась возможность только у вышедших на берег в поисках корма гиппопотамов, так что…
До выхода из двухэтажного барака, верхний из которых они с прекрасной девой благополучно поломали, Купер ещё питал некоторые надежды. На самом деле он питал их и после, но сначала как-то по-особенному. Потому что удалось найти все вещи, да ещё и разжиться мачете! Конечно, у Китнисс Эвердин стартовый набор снаряжения выглядел чуть-чуть побогаче за счёт верёвки, однако они с Элис пока выигрывали по числу преследователей.
Рипли

Tell me where do we draw the line

Вокруг всё вмиг стихло, замедлилось, стены начали сужаться, дыхание укатилось куда-то вниз, зрачки резко расширились по мере её приближения ко мне. Я не мог отвести взгляда, даже когда сотрудники службы безопасности догнали меня. Она ловко проскользнула через их руки, и произошло то самое, ради чего были все эти безумные гонки по аэропортам, эти выходки с криками на её сестру и любыми попавшимися людьми на моем пути. Пути к ней. К ее губам, к ее объятиям. Мои руки инстинктивно схватили ее за талию, крепко прижав к себе, а губы в агонии желания, что настигает в долгой разлуке, замкнулись в жадном поцелуе. Мне не хотелось её отпускать: ни сейчас, ни когда-либо еще. Никогда.
- Летти, - задыхаясь не то от бега через все эти тернии, не то от бешено колотящегося сердца в её присутствии, не то от страстного поцелуя, который, хоть и длился недолго, но успел отразить всю скорбь содеянного нами обоими. – Не уходи… Останься со мной. Я люблю тебя. – Подняв её слегка опущенное лицо руками, я, приблизившись к ней вплотную, упираясь лбом в её лоб, шепчу слова признания практически ей в губы. Уверенности в этом откровении мне не занимать, Станиславский бы аплодировал стоя, прикрикивая «верю!» или «браво!», вот только не игра эта вовсе была – произнеся это вслух дороги обратно нет. Я всегда так считал и считаю до сих пор, потому раскидываться подобными выражениями считал кощунством.
Летиция, я безумно, бездумно и сумасшедше люблю тебя!
Готовность повторить это еще тысячу раз пробуждает очередную волну эйфории в теле, и, поддавшись ей, я снова хочу ощутить на губах её горячее присутствие. В голове кружатся обрывки воспоминаний наших счастливых дней и наших страстных ночей. Еще мгновение, и я был бы готов сорвать с неё всю одежду прямо на глазах у всех…
Нил

Сердце у меня в груди бешено колотится, прямо-таки ломает изнутри грудную клетку, мне трудно дышать. Я делаю вдох, резко. Считаю до двух. И мои губы расплываются в улыбке такой сливочно-счастливой, как помадка – сахарный сироп, мгновенно застывает на губах.
- С ума сошел? – Шепотом, но так тонко, почти пискляво, задаюсь вопросом, его почти не слышно, но он прочтет по губам. Пытаюсь выровнять свое дыхание – это отчего-то напоминает вождение в нетрезвом виде в гололед, так же трудно, почти невозможно. С ума сойти! А под ребрами бьются его слова, прожигают в легких дыры. Проходит, как мне кажется, целая вечность, прежде чем я слышу свое стремительно рвущееся с губ обещание не уходить. Он ведь просит. Я не могу отказать. Многим отказывала. А вот ему не могу.
Вздрагиваю. От мысли, что нас мог видеть вернувшийся Джон. Но нет, это всего лишь охрана, о присутствии которой мы забыли в момент воссоединения. Я делаю шаг назад, не затем, чтобы уйти, но, чтобы не мешать, однако слышу крик отчаяния, мольбу в голосе своего бывшего парня и сердце будто бы рвут кусками из груди.  Наверное, это и называется «шок». Потому что я хватаю ртом воздух и собираюсь напомнить Нилу, что все еще здесь и не уйду, как слышу его резкий, режущий мне слух ответ охране, а затем чувствую, как он хватает меня за руку. Мы бежим. Это чертов побег, и он кружит мне голову. Я почему-то смеюсь и от смеха болит под ребрами, там борется холодный воздух, что я хватаю ртом и колючая рождественская радость от встречи. Мы как Бонни и Клайд в современном мире, только над нашими головами свистят не пули, а отменная брань и требование немедленно остановиться.
-Я не… знаю – у меня складывается ощущение, что Мэддокс пытается наверстать упущенное с момента нашего расставания.
Летиция

http://sd.uploads.ru/ZTfE5.png

https://78.media.tumblr.com/bb70888b6e1928ae585cae23288d9d64/tumblr_p3bwoz7qLx1spd9kco4_250.png
Джонатан
посмотреть

https://78.media.tumblr.com/cdef43400d9c3fdefe776439f05d5c98/tumblr_p3izr47IG71s6xly4o1_250.jpg
Джиневра
посмотреть

http://s5.uploads.ru/OAIkq.png
Александра
посмотреть

http://funkyimg.com/i/2BG8F.png
Летиция
посмотреть

https://78.media.tumblr.com/62b3f8f34202862a0ba47a2b91998130/tumblr_p39tixRA7L1qdqywso1_250.png
Дэвид
посмотреть

https://a.radikal.ru/a14/1801/1a/77af08e4f431.png
Александра
посмотреть


0


Вы здесь » Lexington » Партнеры » Manhattan


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC